На меморіалі в Карелії вшановано українського географа, публіциста, академіка Степана Рудницького

      Волонтер проєкту «Сандармох. Возвращение имён» Алхас Мхонджія встановив на меморіалі в Карелії пам’ятний знак українському географу, публіцисту, академіку Степану Львовичу Рудницькому – про це в грудні 2019-го повідомив ВБФ «Журналістська ініціатива» представник проєкту. Фонд багато років інформаційно підтримує акції пам’яті жертв політичного терору. Пропонуємо читачам інформацію мовою оригіналу і переглянути відеозапис події.

 

Родился Степан Львович Рудницкий 3 декабря 1877 года в Перемышле.


Рудницкие испокон веков были священнослужителями. Но Лев Рудницкий нарушил традицию и избрал ниву просвещения –преподавал в гимназии историю. Его жена Эмилия происходила из старинного рода священников-армян Таборских. Степан пошел в школу в Тернополе, куда отца перевели директором украинской гимназии. В 1891 году Рудницкие переезжают во Львов. К тому времени в семье уже четверо детей.


Пять лет спустя от чахотки умерла мать, а в 1898-м после инсульта скончался отец. Старшему сыну, Льву, было 23 года, со временем он станет известным юристом. Степану – 22, он студент Львовского университета, вынужден зарабатывать частными уроками. Младшему Юрчику – 14; он станет писателем, будет писать исторические романы под псевдонимом Юлиан Опильский. Сестре Софье – 13, после учебы во Львовской консерватории и Венской музыкальной академии она выйдет замуж за профессора Станислава Днистрянского.


Степан Рудницкий учится на философском факультете, под влиянием Михаила Грушевского специализируется на истории. В "Записках Наукового товариства ім. Шевченка" печатает статьи по истории казачества и Хмельнитчины. Посещает лекции по литературе профессора Александра Колессы.


Грушевский порекомендовал изучать астрономию, геологию, географию. Польский профессор Антоний Ремани советует изучать Солнце. Степан Рудницкий охотно берется за эту тему и в 1900 году печатает монографию "Про плями сонячні".


6 декабря 1899 г. Степан Рудницкий сдал выпускные экзамены в университете и получил право преподавать географию и историю на украинском, польском и немецком языках. Юноша решает продолжить учебу и едет в Вену изучать геологию, гидрографию, геоморфологию. По возвращении Степан Львович преподает в гимназиях Львова и Тернополя. В 1902-м вступает в брак с дочерью военного в отставке, учительницей из-под Перемышля Сибиллой Шенкер (1881–1918). В том же году у них рождается дочь, названная в честь бабушки Эмилией, в 1908-м – сын Лев, а четыре года спустя – дочь Ирина. Из-за больного сердца Сибилла умерла в 37 лет. Степан Львович один воспитывает детей. В письмах к сестре Софье тоскует по Сибилле.


В 1905 г. С.Рудницкий издает книгу "Нинішня географія", которой заложил основы украинской географической науки. В ней он обосновал предмет исследования географии, ее место среди других наук, положил начало украинской терминологии. Впервые ввел в международный оборот географический термин "Украина".


В 1917 году Украина была разделена между Россией и Австро-Венгрией. И уже тогда географ предвидел распад новой империи: "швидше чи пізніше муситимуть центрофугальні сили довести до конечного розпаду Російської світової держави". Украину он видел в мировом содружестве в качестве земледельческого государства, житницы мира, уступающей лишь Соединенным Штатам. Ученый был убежден: украинцам более свойственно жить в селах, города называет "самовбійними інститутами людства".


1 ноября 1918 года была провозглашена ЗУНР. Степан Рудницкий становится советником правительства по политико-экономическим вопросам. Готовит официальные документы для Лиги наций, печатает в европейской прессе статьи по проблемам украинской государственности, разрабатывает основы военной географии. В 1919 году Степан Львович узнает о намерении польских властей уничтожить его. Поводом стало появление в Женеве книги антипольского содержания без фамилии автора. ‪25 февраля‬ ученый пишет завещание "Моя послідня воля" и поручает другу Ивану Раковскому и шурину Станиславу Днистрянскому распорядиться его авторскими правами и имуществом. Но Рудницкому повезло, его приглашают на должность профессора в Академию мировой торговли в Вене. Украинская писательница, узница ГУЛАГа Надежда Суровцева вспоминала: "Был в Вене еще профессор Рудницкий, настоящий ученый, который действительно интересуется своей наукой... еще не старик, он пользовался почетом".


В следующем году украинская интеллигенция создает в Праге Украинский вольный университет, преподавать в котором предлагают С.Рудницкому. Кроме того, он читает лекции в Высшем педагогическом институте им. М.Драгоманова и в Карловом университете. И постоянно наблюдает за событиями в Украине. Степан Львович одним из первых подвергает критике новый административный раздел советской Украины, осуществленный в 1923 году. Разделение на губернии назвал анахронизмом, на округа – аномалией, а "районализацию" считает пережитком царизма, не учитывающим природно-географические и этнографические факторы.


Однако жизнь в эмиграции гнетет ученого. Для дальнейшей работы ему нужны экспедиции по Украине. И Рудницкий направляет письмо украинскому правительству с просьбой дать разрешение на переезд.


3 октября 1926 года по приглашению советских властей вместе с учениками В.Бабяком, В.Буцуром и М.Иваничуком (все репрессированы) переезжает в Харьков, чтобы возглавить кафедру в геодезическом институте. Власти пообещали 300 руб. зарплаты (сумма внушительная в те времена), звание академика, предоставление жилья и разовой помощи в размере зарплаты. После долгих раздумий Степан Львович оставляет детей сестре.


Первые письма к сестре Софье исполнены оптимизма: "Мої нерви, трішки надшарпані, тут, у Харкові, зовсім успокоїлись і сплю тут так, як від смерті Сибілли не спав -- і вночі і пополудні. Виглядаю добре й всі… не можуть вийти зі здивування, що так молодо виглядаю".


Уже в следующем году Рудницкий основал и возглавил Украинский научно-исследовательский институт географии и картографии. Тогда же отправляется в экспедицию по Днепру и на Донецкий кряж: "Я такий перевантажений роботою, що як кожного дня не напишу дві сторінки друку й протягом тижня не зредагую одної мапи, то попадаю у безнадійний прорив", – сетует в письме сестре.


"Мене роблено без мого на то дозволу редактором географічного відділу, що обіймає 11% матеріалу до п'яти томів (речь идет о подготовке "Української радянської енциклопедії". – Ж.П.) і кількасот мап. Але взятись за неї мушу, бо дійсно нема нікого, хто міг би мене заступити. І треба показати світові, що й "хохли" щось путнього потрафляють зробити".


В другом письме 45-летний Рудницкий признается: "я від половини мая до половини вересня постійно був у роз'їздах".
Ученый разочарован студентами: "12 годин тижневого гавкання майже перед порожніми лавками". При том, что "моє здоровля несвітле. Головний мій ганч (недостаток. – Ж.П.), що не можу голосно і довго говорити. Закінчив перший том моєї 14-томової "Системи географічного знання", тепер беруся до другого. Чи закінчу всі 14? Ледве" (письмо от 6 июля 1932 года).


Весной 1928-го приезжают дети Лев и Ирина. Спустя год Рудницкого избирают академиком ВУАН, но он не рад. Сознается сестре, что постоянные поездки в Киев по делам института "добре підірвуть мою і так уже доволі плоску кишеню". Суточные и командировки оплачивать не спешили... Вместе с тем в институте начались споры, умело подогретые органами. Учеников профессора настраивают против преподавателя, подговаривают их требовать для себя лучших должностей, научных званий. Рудницкий не соглашается. И тогда в ОГПУ появляется поклеп, подписанный в частности и женихом Ирины Рудницкой Василием Бабяком. Профессор подавлен, и не только институтскими неурядицами. Он знает о начавшемся в республике голодоморе: в экспедициях видел уничтоженные села, умерших людей.


23 марта 1933 года Степана Рудницкого арестовывают и ровно через полгода "за участие в контрреволюционной военной организации и шпионаже" приговаривают к пяти годам ссылки. Во время следствия он написал монографию "Геономія", а в Свирлаге – книжку "Ендогенна динаміка земної кори". Обе работы исчезли в архивах ОГПУ, и где они, неизвестно.


Установлено, Степан Рудницкий пребывал в Беломоро-Балтийском лагере, работал на лесосплаве. Весной 1935-го переведен на Соловки. Бывший соузник Семен Пидгайный вспоминал: "Местом его (Рудницкого) обитания становится так называемая первая колонна, сырая, вонючая камера, куда никогда не заглядывало солнце, которое на острове еще и не частый гость. Нары с клопами, тяжелый, даже горький от махорки воздух, тут же развешены мокрые портянки, штаны, бушлаты, валенки, а вокруг холод и голод". Рудницкий был в инвалидной команде, из-за чего сильно страдал от голода, ужасного отношения охраны. Однако "держался совершенно независимо и никогда не обращался ни с какими просьбами ни к какому руководству, – он просто его игнорировал и учил молодежь географии", пишет С.Пидгайный.


В тюрьме профессор Рудницкий встретил 36-летие своей научной деятельности и 25 лет – университетской профессуры. Признание и всемирная слава не спасли основателя украинской географии от расстрела, к которому Степана Рудницкого приговорили уже после отбытия ссылки.


9 октября 1937 года, на основании приказа № 0447 особой тройкой УНКВД Ленинградской области (в составе Заковского, Гарина и Позерна), Рудницкий был заочно приговорён к высшей мере наказания и этапирован в пос. Медвежья Гора в составе узников 1-го Соловецкого этапа.

 

Ночью 3 ноября 1937 года Степан Львович Рудницкий был вывезен в урочище Сандармох, где его расстрелял капитан госбезопасности Михаил Матвеев. До своего 60-летия он не дожил ровно месяц.

 

В эту ночь в Сандармохе, согласно протокола № 83, всего было расстреляно 265 человек.

 

Степан Львович Рудницкий посмертно реабилитирован в 1965 году.

 

2007 год был провозглашен на Тернопольщине Годом географа Рудницкого.

 

Проект «САНДАРМОХ. ВОЗВРАЩЕНИЕ ИМЁН» благодарит заявителя установки мемориальной таблички Дмитрия Юсова за участие в увековечении памяти Степана Львовича Рудницкого.

 

https://youtu.be/fjOqU5FMlNc


Джерело: facebook (Проект "Сандармох. Возвращение имён")